В странах с высоким уровнем защиты интеллектуальной собственности продолжительность жизни выше на 10 лет | Блог Medical Note о здоровье и цифровой медицине

В странах с высоким уровнем защиты интеллектуальной собственности продолжительность жизни выше на 10 лет

Центр развития здравоохранения Московской школы управления «Сколково» ежегодно обновляет данные мониторинга, который отслеживает все изменения в российском здравоохранении и фармацевтической отрасли, в том числе, и в части лекарственного обеспечения.

Данный аспект включает регулирование фармацевтической отрасли до цепочки наращивания стоимости, науку, образование, экономику лекарственного обеспечения и международные практики.

лекарства, лицензирование

Одним из важных аспектов анализа мониторинга является защита интеллектуальной собственности, которая напрямую связана с уровнем инвестиционного климата в стране.

Традиционно, фармацевтическая отрасль является привлекательной для инвестиций. Хотя и в меньшей степени, чем, к примеру, энергетика.

По уровню защиты интеллектуальной собственности Россия находится на 29-м месте из 150 стран.

Самое уязвимое звено в сфере — уровень коммерциализации научных разработок. И в этом сегменте Россия занимает лишь 48-е место из 50 возможных.

В странах, где уровень защиты интеллектуальной собственности достаточно высок, продолжительность жизни, минимум, на 10 лет выше, чем у нас.

Эксперты уверены, что что любая инновация в области фармы и здравоохранения ведет к увеличению выживаемости, и, в конечном счете, к увеличению средней ожидаемой продолжительности жизни.

Как показывает международная практика, существуют очевидные факторы, позволяющие странам в короткие сроки перейти на более высокие уровни рейтинга в плане интеллектуальной защиты.

В этом, например, сильно преуспели Сингапур и Израиль.

Надо сказать, что уровень защиты интеллектуальной собственности оценивается по восьми показателям: качеству защиты патентов, авторских правам, товарным знакам, уровню коммерческой тайны, показателям коммерциализации интеллектуальной собственности, правоприменению, эффективному взаимодействию с государством, ратификации международных соглашений.

И вот по всем этим показателям Сингапур и Израиль входят в топ-5 ведущих экономик мира.

Этого им удалось достичь благодаря эффективной политике — были разработаны государственные программы, осуществлялось совместное финансирование создания объектов интеллектуальной собственности (причем неважно, кто при этом являлся инвестором, иностранная или локальная компания).

Кроме того, были созданы механизмы мотивации защиты интеллектуальной собственности именно внутри страны, что позволило лучше использовать потенциал собственных талантов.

На всех этапах создания интеллектуальной собственности в Израиле и Сингапуре разработчикам оказывалась серьезная управленческая поддержка.

лекарство, лицензирование

Россия по-прежнему славится своими талантами. Но с государственной поддержкой научных проектов не все так просто.

Сегодня у нас отсутствуют рабочие механизмы, способные обеспечить гарантированную защиту прав разработчиков оригинальных лекарственных препаратов.

Существующая в стране возможность принудительного лицензирования не исключает возможности для производителей дженериков выводить на коммерческий рынок аналоговый препарат в то время, когда патент на защиту оригинального препарата еще продолжает действовать.

По мнению экспертов, такая ситуация снижает риск инвестиционной привлекательности российского рынка, а также может лишить россиян доступа к инновационным препаратам.

Кроме того, высок риск ухода с рынка уникальных препаратов, а также появление на рынке лекарств более низкого качества.

Так в Таиланде принудительное лицензирование привело к тому, что с рынка ушел препарат для лечения ВИЧ, и население было вынуждено лечиться дженериками низкого качества.

В результате, стране пришлось перейти на вторую линию препаратов для лечения ВИЧ, что привело к десятикратному увеличению расходов.

В Египте объектом принудительного лицензирования стала «Виагра». А Индия потеряла 10 млрд долларов из-за ввода принудительного лицензирования на противоопухолевый препарат «Нексавар» — иностранные инвестиции в стране снизились в три раза.

Надо понимать, что принудительное лицензирование несет высокие риски для государства, в том числе, имиджевые и репутационные. И что особенно важно для России — возникает риск снижения доступности инновационных препаратов для граждан РФ.

Это создает угрозу в плане достижения целевых показателей ожидаемой продолжительность жизни — одной из стратегических задач нашего здравоохранения сегодня.

Оставить комментарий