Почему становится много неуспевающих школьников | Блог Medical Note о здоровье и цифровой медицине

Почему становится много неуспевающих школьников

Не всегда двоечник равно ленивый ребенок. Вероятная причина неуспеваемости — дислексия — избирательное нарушение освоения чтения или письма при общей сохранности навыков обучения. О нарастающей проблеме дислексии у школьников Medical Note рассказала детский невролог Елизавета Меланченко.

дислексия

По наблюдению Елизаветы Меланченко, сейчас в школах много детей, которые могли бы попасть в число успевающих, но либо их учили неправильно на ранних этапах, либо что-то пошло не так в системе раннего развития. И дети скатились к плохим оценкам.

Дислексия — это целый спектр нарушений, связанных с незрелостью долей головного мозга. То есть изначально в организмах этих ребят была некая поломка, которую можно было скорректировать в дошкольном возрасте, но этого не сделали.

— Сегодня, когда в тренде всевозможные программы раннего развития, несозревший мозг перегружают. Очень частый эффект от таких программ — дисгармоничное развитие: какие-то зоны мозга будут развиваться интенсивно, не по возрасту, а другие, наоборот, затормозятся в своем развитии, — говорит невролог.

Сказывается и отсутствие физиологической коррекции. Так, предполагаемая леворукость требует консультации нейропсихолога в идеале между 5 и 6 годами.

Если ребенок окажется не левшой, а человеком, который в левую руку взял предмет потому, что у него правая рука слабая, то весь год надо посветить медицинской реабилитации, физиотерапии, лечебной физкультуре, массажу для активизации правой руки. Иначе из-за вынужденного использования «не той» руки разовьется индуцированная дислексия.

Проблемы диагностики

По мнению Елизаветы Меланченко, неврологи в поликлиниках не представляют, что такое дислексия. Несмотря на то, что в МКБ 10 этому диагнозу посвящен отдельный раздел R48.0, в учебниках по неврологии про дислексию написано, в лучшем случае, несколько абзацев.

Из-за этого врачи не знают критериев, прогноза, тактики взаимодействия. Иногда ребенок от невролога попадает на прием к психиатру, где ему ставят психиатрический шифр под кодом F, где указывается специфические расстройство учебных навыков.

— Проблема в том, что критических, видимых на глаз нарушений, так называемой, крупноочаговой грубой неврологической симптоматики, у дислексиков нет, — поясняет доктор Меланченко. — Но при внимательном обследовании обязательно находится мелкая неврологическая, офтальмологическая, лор-симптоматика, которая по 10-балльной шкале тянет на 1−2 балла. То есть, фактически, норма.

К примеру, офтальмолог найдет небольшую дальнозоркость, близорукость или нарушение бинакулярного зрения (когда ребенок не видит глубину картинки). На энцефалограмме будут небольшие изменения — окажется незначительно замедлена мозговая ритмика, или наоборот немного увеличена ее частота. УЗДГ сосудов покажет минимальные нарушения оттока или притока крови к головному мозгу.

И получится четыре обследования: везде «находок» на 1-2 балла, а в сумме от 4 до 8. Причем каждый последующий утяжеляет течение предыдущего. Ребенок не видит строчку, не может писать, сползают буквы, не в состоянии прочитать написанное.

Если мозг неверно интерпретирует увиденное, ребенок может путать буквы которые похоже написаны: «Е» и «Ш» для него будут абсолютно одинаковы.

Тогда как будет учиться ребенок, для которого «кафе» и «шкаф» означают одно и то же?

Если есть еще слуховые нарушения, небольшие, на 1−2 балла, ребенок может путать звуки: к примеру слова «читать» и «чихать». Конечно, это будет затруднять понимание услышанного.

К невозможности воспринять информацию визуально добавится сложность слухового восприятия — получится, что два важнейших канала «барахлят».

В результате даже простой стишок

«Рыбки плавали в пруду,
Папа выловил одну,
Мама жарила три дня,
Ну а съел конечно я!»,

ученик 6 класса не сможет понять и рассказать, о чем он.

У таких детей страдает и оперативная память. Например, ребенок показывает тетрадку и хвалится: «Мама, я сто раз написал слово „пошел“ правильно!». Мама хвалит. А через полчаса обнаруживает на столе записку: «ПошОл в мОгОзин».

То есть при выполнении задачи «Правильно написать слово «пошел» ребенок был сконцентрирован и справился. Но образ слова у него не зафиксировался.

— Я уже два года участвую в реализации «школьного проекта» — комплексном обследовании школьников, имеющих проблемы с учебой, — рассказывает Елизавета Меланченко. — Мы запустили этот проект, чтобы доказать, что дислексия существует. Это болезнь. У школьной неуспеваемости есть код в МКБ, а также причины, патогенез, прогноз, осложнения. И есть лечение, которое носит немедикаментозный характер.

На основании собранных данных могу сказать, что изменения в сосудах и на электроэнцефалографии есть у большинства обследованных нами ребят с плохой успеваемостью.

Кроме того, у всех дислексиков наблюдается нарушение двигательного или речевого развития в раннем возрасте. Значит ли это, что те, кто в год не лепетал, гарантировано будут неуспевающими? Нет. Но обратная связь есть — когда не были исправлены проблемы в развитии младшего возраста.

дислексия

Немедикаментозная коррекция

От дислексии не придумано волшебной таблетки. Коррекция осуществляется через плотную работу с физиотерапевтами, психологами, педагогами, реабилитологами и даже арт-терапевтами.

Популярный метод: сенсорная интеграция — детей учат решать задачу с помощью сенсорно-обогащенной среды или каких-то физических упражнений.

Самый яркий пример сенсорной интеграции — балансировочная доска, на которой ребенок должен не только удерживать равновесие, но и выполнять задания — попадать мячом в корзину, к примеру.

По мере того, как улучшаются координационные способности, включаются некоторые связи в мозгу, которые раньше были выключены. Нейропсихологу и дефектологу становится легче работать с этим ребенком, улучшается его успеваемость и в школе.

Важно помнить, что выбирать метод коррекции и вести ребенка должен специалист.

— Правило для родителей: если в течение месяца ситуация не изменилась, скорее всего, вы идете не в ту сторону — либо специалист ошибся, либо он некомпетентен, нужно менять траекторию.

В моей практике был случай, когда ребенок три года в саду занимался с логопедом, проблема не решалась, а с другим специалистом, подобранным частным образом, решилась за месяц, — рассказывает Елизавета Меланченко.

В рамках немедикаментозной коррекции и выбор посильной школьной нагрузки. Кому-то достаточно дать больше времени на решение контрольной, другому нужно на экзамене помещение, где сидит не 100 человек, а, к примеру, 5. Третьему необходим тьютор, который прочитает и объяснит задание.

— Часто информирую родителей о разных формах обучения детей, и они впервые получают эту информацию от меня, так как школа об этом не рассказывает.

Помимо традиционного очного, есть очно-заочное обучение, надомное (правда одной дислексии тут недостаточно, нужен более веский довод — часто длительно болеющий ребенок, проблемы с позвоночником, когда противопоказано длительное сидение на стуле).

Есть семейное обучение — когда родитель берет на себя обязанность организации образовательного маршрута, а в школу ребенок ходит только на тестирование.

Компенсация нарушения

Не стоит думать, что дислексия — крест на всю жизнь. Среди дислексиков много талантливых людей. Различные источники относят к ним, в частности, Киану Ривза, Тома Круза, Киру Найтли, Орландо Блума и Квентина Тарантино.

— Развитое воображение компенсирует нарушения в формировании академических навыков, — говорит эксперт. — Из дислексиков получаются отличные художники, ювелиры, как техники, выполняющие тонкую, микроскопическую работу, так и дизайнеры, которые придумают совершенно потрясающие изделия.

Такие люди — прекрасные массажисты, как правило, кончики пальцев у них обладают гиперчувствительностью.

Оставить комментарий